Давайте представим, что наш язык только формируется. К примеру, для выражения определенного чувства кто-то придумал слово «класс». Однако человек, который изобрел это слово, заявил, что все, кто будет применять его, должны заплатить ему по $1. Разумеется, это создало бы много преград на пути появления общества, в котором устное общение является основным способом коммуникации между людьми.
Именно такие ассоциации у меня возникают, когда разгораются новые патентные войны, касающиеся модернизации таких электронных девайсов, как планшетный компьютер и смартфон.

Особенно мое внимание привлекла победа корпорации Apple, которая подала против Samsung патентный иск. Причиной иска стало копирование корейской компанией определенных элементов и функций iPad и iPhone. И сейчас, когда Самсунг должна снять с продаж 8 девайсов, лично меня интересует, станут ли запрещенные устройства объектами коллекционирования. Смогу ли я продемонстрировать своему внуку смартфон, осмелившийся подражать легендарному iPhone?

Хотя детали обязательств, которые налагаются законом, давление на курс акций, а также ограничение выбора покупателей не особо влияют на мой сон, тем не менее, в иске «яблочной» компании есть кое-что устрашающее. Однако мои страхи связаны скорее не с тем, что крупнейшая корпорация в мире стала конкурентным монстром, а с тем, за какую область она воюет. Создается ощущение, будто бы битвы за инновации, внедряемые в конкретное устройство, отошли на второй план, на первый же вышли люди.

Когда Apple отстаивает функции и внешний облик девайса, например, небольшую клавишу внизу смартфона, которая на первый взгляд является всего лишь простым элементом, но в действительности является плодом длительного и сложного процесса разработки, – это одно дело. Но, кажется, совершенно иной проблемой является технология «изменения масштаба», при которой пользователь может уменьшать либо увеличивать размер текста или фотографии простыми движениями пальцев. (В суде корпорация Apple, разумеется, настаивала на том, что это одно и то же, и что на эти разработки были потрачены немалые средства и время, поэтому они не согласны с тем, что данные технологии могут быть использованы другими компаниями).

Этим движениям нас научили электронные девайсы, но сейчас они уже привычны для человека. Я наблюдал за своей трехлетней дочерью, когда она пыталась растянуть экран телевизора подобными движениями. И это не редкий случай. Сегодня такое явление очень распространено, поэтому многим компаниям, специализирующихся на продаже телевизоров, приходится всегда держать по близости салфетку и средства для чистки экранов огромных ТВ-панелей от детских отпечатков пальцев.

Такие движения уже нельзя считать какой-то технологической инновацией – на нынешний момент они уже стали своего рода языком. Человек легко привыкает к жестам, которые используются им в жизни. Разумеется, чтобы внедрить их в цифровой мир, необходимо иметь определенные навыки, однако непосредственно жесты не являются сферой, за которые всегда боролись компании. Эти жесты внутри каждого из нас.

Традиционно подобные новшества разрабатываются консорциумом корпораций. Ярким примером являются разработки HTML, на которых и держится всемирная сеть. Ведь они не принадлежат какой-то конкретной компании – разрабатывались и развивались они вместе, поэтому и используются всеми. Можно попытаться представить, каким бы был наш мир, если бы, например, одна компания, специализирующаяся на изготовлении музыкальных инструментов, имела патент на электрогитару, а другая – на настройку рояля.
Конечно, Apple заслуживает наград за свои технологические разработки, однако должны быть какие-то рамки. Наше приближение к обществу, которое использует цифровую сферу, столь же важно, как переход от устной речи к письму.